100 Дорог

13 подписчиков

Свежие комментарии

  • галина
    Нужно чтобы внутренний туризм был дешевле зарубежного. У нас великолепные места в Сири, на Дальнем востоке. Но добрат...Максим Любавин. П...
  • виктор славников
    Пора покинуть это сра..е ПАСЕЕвропа не хочет в...
  • Марина (фурцева)
    Ну, конечно, кто может сказать открыто, что америка самая неблагополучная и заразная страна, с огромным количеством у...Стало известно, п...

Интеллектуальный багаж: книги ноября

Интеллектуальный багаж: книги ноября

Алексей Иванов: вампирская мистика, советские ритуалы и отголоски забытой Афганской войны
В середине ноября в «Редакции Елены Шубиной» в продаже появится новый роман Алексея Иванова «ПИЩЕБЛОК». После исторического романа «Тобол» Иванов обращается к временам совсем недавним — действие «Пищеблока» разворачивается в 1980 году в пионерском лагере на берегу Волги, — а по жанру текст балансирует между реализмом и фантастикой.
По словам  издателей, это  простая и весёлая история о сложных и серьёзных вещах. Есть дети как дети – с играми, ссорами, фантазиями и бестолковостью. Есть пионерство, уже никому не нужное и формальное. А есть вампиры, которым надо жить среди людей, но по своим вампирским правилам.

Как вампирская мистика внедряется в мёртвые советские ритуалы и переделывает живое и естественное детское поведение? Как любовь и дружба противостоят выморочным законам идеологии и вампиризма? Словом, чей горн трубит для горниста и под чей барабан шагает барабанщик?  
Жаркое лето 1980 года. Столицу сотрясает Олимпиада, а в небольшом пионерском лагере на берегу Волги всё тихо и спокойно. Пионеры маршируют на линейках, играют в футбол и по ночам рассказывают страшные истории; молодые вожатые влюбляются друг в друга; речной трамвайчик привозит бидоны с молоком, и у пищеблока вертятся деревенские собаки.

Но жизнь пионерлагеря, на первый взгляд безмятежная, имеет свою тайную и тёмную сторону. Среди пионеров прячутся вампиры. Их воля и определяет то, что происходит у всех на виду.

Еще один романа автора  «Ненастье» скоро найдет свое воплощение в  фильме. На телеканале "РОССИЯ" по мотивам книги выходит одноименный сериал.
Просмотрев  все 11 серий, Алексей Иванов отметил, что фильм режиссёра Сергея Урсуляка – о том, как это происходило и чего это стоило. Мерный и мощный ход сюжета подобен движению танка – или поступи рока. «Коминтерн» сражается за место под солнцем. И на каждом этапе борьбы у него свой командир.

Мое "Ненастье» – не просто дачный посёлок, а целый мир, который десять лет наматывался на колёса раздолбанного автобуса с «афганским» прозвищем «барбухайка». А за рулём автобуса сидел Герман Неволин, бывший солдат забытой Афганской войны. 
В чём суть этого мира? Почему ненастье в России неизбывно, только меняет облики: то это Афган, то дешёвые квартиры в панельных домах, за которые люди бьются едва ли не насмерть, а то город Батуев с его промзонами, толкучками, бурьяном на газонах и дымящими заводскими трубами. Этот русский город и весь этот русский мир созданы словно бы для грейдеров, грузовиков, БТРов или каких-нибудь шагающих экскаваторов. Однако живут здесь люди…
 
Мне хотелось передать, что есть свет и есть воздух. Есть вера, надежда и любовь. Можно жить иначе. Танюша Куделина, которую играет Татьяна Лялина, огромными глазами смотрит в экранчик портативной телекамеры и видит море, синий город, мужчин, женщин и детей, - видит и едва слышно спрашивает: «Это рай?»
А рай достижим. И однажды «барбухайка» Германа превратилась в сияющий от солнца ковчег, идущий в рай. Ковчег вёз в новые дома молоденьких жён и маленьких детишек. Грозный «Коминтерн», союз ветеранов Афганистана, захватил две новостройки, обещанные городом «Коминтерну», но отданные в уплату банку.
Чтобы предотвратить потерю жилья, афганцы заселились самовольно и сразу с семьями. И женщины с детьми ехали к счастью, чувствуя решительность и заботу своих мужей, и в конце автобуса мелькала расплывшаяся в наивной улыбке небритая физиономия инвалида, которого не взяли на спецоперацию. А потом отчаянные парни в тельняшках у дверей автобуса целовали своих жён, передавали друг другу младенцев, принимали безногого товарища на руки.
Триумф человечности. Первые люди, сошедшие с плота на неизвестный берег. И они не взяли с собой в новую жизнь ничего дурного, хотя люди были разные – сильные и слабые, хорошие и плохие.

Главные герои фильма – афганцы. Но этот фильм не про афганцев или «афганский синдром». Это не новая версия про коллективного российского Рэмбо, который служил родине, а родина его оскорбила, и у него не заржавело с ответом. И нельзя сказать, что это «фильм про каждого из нас», ибо очень немногие в «девяностые» вели такую жизнь, как парни из «Коминтерна». 
Это фильм про поток времени, который, как поток ветра, раздувал или схлопывал парашюты, увлекал парашютистов, куда надо, или разносил, куда придётся. В образах своих героев Сергей Урсуляк овеществляет Творение истории: что к нам приходит и почему, что от нас уходит и почему. Этот фильм будет интересен всем, но не потому что «народное кино», а потому что национальный эпос". 
 
 Татьяна Бутурлина 
  
 

Источник: 100 Дорог

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх